SpanishNews.Ru > Последние статьи > Нравственная изоляция Петра

Нравственная изоляция Петра


5 августа 2012.

Нравственная изоляция Петра, его трагическое разобщение с народом в «Утре стрелецкой казни» - своего рода ключ к дальнейшим размышлениям художника о причинах краха многих начинаний царя-реформатора. В долгие десятилетня после кончины преобразователя на русском престоле в мрачной чехарде сменяли друг друга правители, грабившие страну, окруженные шутами и фаворитами. В картине «Меншиков в Березове» перед зрителями предстает бесславный закат жизни сподвижника Петра, а после смерти царя, при Екатерине I практически неограниченного властелина России. Сосланный юным Петром II в глушь, в избе, срубленной собственными руками, он словно крупная хищная птица в тесной клетке. Конкретность образов кар тины обогащала, насыщала живым чувством размышления художника о судьбе человека в ее взаимосвязи с эпохой.

 

www.goldpalette.ru - купить золотые кольца недорого можно здесь.

 

Если в «Утре стрелецкой казни» отразилась тормозящая сила разобщения исторической личности и народа, и в «Меншикове» - трагедия личности, пережившей свою эпоху, то в третьем полотне Суриков являет пример того, как человек обретает новые силы для моральной победы над судьбой в единении со своим народом. Как прежде Иванов, Суриков показывает, теперь уже на материале русской истории, силу слова, могущество прямого и страстного обращения к людям. В «Стрельцах» Петр угрюмо немотствует, народ вопит и рыдает. Тяжкое молчание в «Меншикове» нарушается лишь голосом читающей вслух Александры. В «Боярыне Морозовой» композиция обусловливает сложное и осмысленное озвучивание картины: хохот и глумление смолкают там, куда доносится страстное слово влекомой на казнь женщины, и воцаряющееся молчание таит в себе глубочайшее сопереживание ее мукам и ее вере. Помещая в центре холста темную фигуру Морозовой, ее иссушенное внутренним огнем бледное лицо и взметнувшуюся вверх руку с двоеперстием - символом старой веры, художник рассекает толпу на две части. Слева и за спиной скованной боярыни, по ходу везущих ее саней, те, кто еще не услышал ее слова, не увидел исступленного лица и потому либо равнодушен, либо настроен откровенно враждебно к ней. Справа, за санями, бороздящими пушистый снег,- просветленные состраданием лица тех, кто испытал обаяние ее призыва: это люди, уже сплоченные чувством сопричастности происходящему.

 


Вернуться назад

Rambler's Top100